Вступление к Хадису Джибрииля. (Часть 6)


Урок 7

بِسْمِ اللَّهِ الرَّحْمَٰنِ الرَّحِيمِ

Хвала Аллаху Господу миров, мир и благословение нашему любимому Посланнику, его семье и сподвижникам.


«Абдуллах ибн Умар ответил: «Если ты встретишь их, то сообщи им, что я не причастен к ним, а они непричастны ко мне. И клянусь Тем, Которым клянется Абдуллах ибн Умар, если бы у каждого из них было золото с горы Ухуд и он потратил бы его, то не примет Аллах от него, пока он не уверует в предопределение».

Потом он передал от своего отца, Умара ибн аль-Хаттаба, да будет доволен ими Аллаха, который сказал: «Однажды, когда мы находились в обществе Посланника Аллаха ﷺ, к нам неожиданно подошёл какой-то человек в ослепительно белых одеждах с иссиня-чёрными волосами…»»


Хвала Аллаху Господу миров, мир и благословение нашему любимому Посланнику, его семье и сподвижникам, а также тем, кто последовал по его пути. А затем.

В переводе этого хадиса я заметил, что отсутствует слово, которое упоминается в оригинале:

بينما نحن عند رسول الله صلى الله عليه وسلم ذات يوم

«Однажды, когда мы находились в обществе Посланника Аллаха ﷺ в один из дней»

«ذات يوم»

«в один из дней» — это удивительное словосочетание, и тот, кто не знает каких-то деталей и нюансов арабского языка, может подумать, что оно противоречит общепринятым его правилам. Потому что слово «ذات» женского рода, в то время как слово «يوم» — мужского рода и такое сочетание является редким явлением в арабском языке. Это указывает на некоторое значение, которое подразумевает эта формулировка, а именно на то, что это был не какой-то случайный день, а определенный, известный Умару, который передает событие этого дня.

Если возвращаться к смыслам некоторых слов и к их классификации со стороны красноречия, то на это уйдет очень много времени. Потому что это слова нашего Пророка ﷺ, Джибриля, мир ему, самого лучшего из ангелов, а также великих сподвижников и таби՚инов, собранных в одном хадисе, который мы изучаем. Каждое из этих слов имеет свои особенности, указывающие на красноречие этого слова и на то, как оно используется в этом контексте.

Далее он сказал:

إذ طلع علينا رجل

«К нам подошел какой-то человек…».

Его появление, не понятно откуда и с какой стороны, вызывало удивление у сподвижников. Нет сомнения что, когда мы видим человека, который «откуда ни возьмись» появляется в нашем обществе, то это приводит к вопросам: «Кто это такой, как он здесь оказался, что его сюда привело», и т. д.  И такие же вопросы возникли у сподвижников, которые обратили внимание на его странное появление.

Также хочу обратить внимание на слово: «رجل», то есть «какой-то человек», у которого нет артикля ال, определивший бы кто этот человек, соответственно он им не известен. Ученые в этой связи говорят:

نكرة في سياق النفي لا تفيد العموم

То есть, если приходит слово в неопределенной форме в контексте утверждения чего-то, то есть этот человек не определен, но утверждено, что он присутствует, а не отсутствует, то это не всегда указывает на обобщение. Ведь часто понимают из слова, которое не имеет артикля определения, что оно указывает на обобщение. Но нет, в данном случае наоборот это указывает на то, что этот некто, кто пришел, является одним лицом, что было ясно тем, кто о нем говорит, но так как он им был неизвестен, поэтому они назвали его «رجل» — просто неизвестный человек, и это добавляет сюда ту таинственность, которая возникла в этой ситуации. То есть не пришел к ним ребенок, или какая-то девочка или животное, но пришел мужчина, которого они не знают, появившийся ниоткуда и непонятно как он к ним попал.

Далее он говорит, что этот человек был «…в ослепительно белых одеждах…»

شديد بياض الثياب

Здесь ученые говорят, что белая одежда имеет тот приоритет и ту приемлемость в нашей религии, которая известная из Сунны нашего Пророка ﷺ, любивший носить вещи белого цвета. И нет сомнения, что вопрос одежды является обширной темой.

Известно, что враг всего человечества внушил нашими родителями в Раю грех,

فَبَدَتْ لَهُمَا سَوْآتُهُمَا

«и тогда им стали видны их срамные места.»
[Сура «Та Ха», аят 121]

— после совершения которого они стали понимать, что является ауратом.

Сказал об этом Аллах в Коране:

يَا بَنِي آدَمَ لَا يَفْتِنَنَّكُمُ الشَّيْطَانُ كَمَا أَخْرَجَ أَبَوَيْكُم مِّنَ الْجَنَّةِ يَنزِعُ عَنْهُمَا لِبَاسَهُمَا لِيُرِيَهُمَا سَوْآتِهِمَا ۗ

«О сыны Адама! Не позволяйте дьяволу совратить вас, подобно тому, как он вывел из Рая ваших родителей. Он сорвал с них одежды, чтобы показать им их срамные места.»
[Сура «Аль-Араф», аят 27]

Здесь имеется в виду, что наши прародители Адам и Хава были в таком положении, когда они не видели и не чувствовали то, что касается их аурата (срамные места). Однако тот грех, к которому привел их дьявол, враг человечества, сделал их из тех, которые начали видеть и понимать это, после чего они начали шить себе одежду из райских листьев. Таким образом, основа человечества связана с одеждой.

 Нет сомнения, что в нашей религии у одежды есть свои законоположения: какая должна быть одежда у женщин, какая у мужчин; какая запрещена, а какая является желательной; какая не одевается в одних ситуациях, но одевается в других. Это все имеет место в нашей религии, которая не оставила этот вопрос открытым так, чтобы человек одевал все, что он хочет или не хочет. Ислам учит нас тому, что одежда имеет необходимое ей значение, и что с самого начала зарождения цивилизации людей — она основывалась на тематике одежды, как это видно из истории нашего отца Адама и нашей матери Хавы.

Таким образом человек, который пришел в это общество, был не в черной, зеленой, нечистой или какой-либо другой одежде, а именно в ослепительно белой, как будто ее только что постирали и выгладили, настолько она была чистая и приятная. Это учит нас тому, чтобы мы приходили на собрания знаний в такой одежде, которая подобает этим знаниям.

И этот человек, кроме того, что на нем была ослепительно белая одежда, отличался еще и тем, что у него были иссиня черные волосы, указывающие на то, что он также ухаживал и за своими волосами. Из этого вывод, что человеку так же, как и за одеждами, необходимо следить и за своими волосами, согласно канонам нашей религии.

К сожалению, сегодня среди мусульман существует проблема, где многие не следят за своими волосами, будь они на голове или будь они на лице в виде бороды. Ведь человек, когда отпускает бороду или волосы, хочет быть похожим в этом на нашего Пророка ﷺ, поэтому следует знать то, как он ухаживал за собой. Известно, что волосы Посланника Аллаха ﷺ были длинными и, как это приводится в некоторых достоверных сборниках, они доходили до плеч, а в некоторых версиях — до кончиков ушей. И когда он выходил к сподвижникам, то поправлял и умащал бороду и волосы, что стало естественной Сунной для человека, которая была заложена в этой религии.

Сегодня распространилось, что люди начали бриться налысо без причин на это, уподобляясь хариджитам, которые имея на то основания или нет, брились всегда. Известно, что Пророк ﷺ брился только тогда, когда делал хиджаму на голову и совершал Умру. Поэтому мужчина может бриться, если на это есть причина, например, при определенных болезнях, во время хиджамы на голову или во время малого паломничества. Однако, в основе, человек отпускает волосы до тех рамок, которые установлены в Шариате настолько, насколько это возможно в том обществе, в котором он находится, потому что общество тоже имеет на него какие-то права. То есть если ты отпускаешь волосы настолько, что это неприемлемо в том обществе, в котором ты живешь, привлекая к себе его внимание и устрашая, то конечно же надо оставить эту Сунну. Потому что ты живешь в этом обществе и призываешь его к Исламу, что является обязанностью более важной, чем ты исполнишь эту Сунну длинных волос. Однако, оставляя Сунну надо оставаться в тех рамках, которые узаконены в Шариате, чтобы не было в прическе какого-то уподобления неверным, а чтобы она была естественной и вписывалась в то здоровое общество, в котором человек живет. Но если он живет в таком обществе, где следят за волосами неправильно, окрашивают их в неправильные цвета, делают прически, которые неприемлемы Шариатом, конечно же он не следует им в этом. Хвала Аллаху, как это известно, даже среди немусульман во многих обществах обычные люди делают простые нормальные прически, и тех, которые выходят за какие-то рамки, всегда меньшинство.

Далее он сказал:

إذ طلع علينا رجل شديد بياض الثياب. شديد سواد الشعر. لا يرى عليه أثر السفر

«…по виду которого нельзя было сказать, что он находится в пути».

То есть, этот человек пришел в белых одеждах с ухоженными волосами, и на нем не видны следы путешествия, как будто он только что вышел из дома, и это еще больше удивило сподвижников. Если бы он пришел в одеждах, покрытых пылью, то видно было бы, что он въехал в Медину как путешественник, бедуин или торговец, и это не удивило бы их. Однако он пришел в это общество в ослепительно белых одеждах, с красиво уложенными волосами и на нем не видны следы путешествия, что, несомненно, указывает на то, что этот человек не такой, как все остальные люди, и что тут что-то кроется.

И, далее, он говорит:

ولا يعرفه منا أحد

«…и которого никто из нас не знал…», что полностью делает появление этого человека таинственным: он в ослепительно белой одежде, ухоженный, на нем нет никаких следов путешествия и в то же время его никто не знает. Ведь если бы он был из Медины, то его могли узнать, даже если бы он жил на окраине города. Но этого не произошло, что привело к тому, что ни Умар, ни сподвижники, да будет доволен ими Аллах, не смогли объяснить то, что происходит. В первый раз такое с ними случается, поэтому это удивление, которое возникло у сподвижников — является логичным.

Все, что упоминает Умар, указывает на одну цель — этот человек использовал все возможное, чтобы скрыть себя, и чтобы никто не понял кто он такой на самом деле. Тут возникает вопрос: разрешается ли человеку сокрыть себя, когда он приходит в какое-то общество? Если в этом есть польза, то нет сомнения, что это разрешается. Как это было во времена Абу Бакра, когда он приходил к одной старой больной женщине и помогал ей. И так как они с Умаром постоянно соревновались в благих делах, он проследил за ним и также пришел к этой женщине. И как оказалось она и не знала, что добрый благодетель был Абу Бакром, а второй его друг был Умаром ибн аль-Хаттабом.

Так же было, когда Умар во времена своего правления, скрывая свою личность, ходил ночью по улицам города и смотрел что в нем происходит, есть ли проблемы, кто в чем нуждается. Он разговаривал с людьми, многие из которых его не узнавали и, скорее всего, он даже закрывал свое лицо для этого. Ведь если бы они узнали Умара, то возможно разбежались бы, или успели бы привести все в порядок, не сказали бы правду и т. д. Поэтому он не хотел появляться среди них как правитель, а хотел как простой мусульманин.

Так же подобное было и в истории известного мухаддиса Абдуллаха ибн Мубарака, которую приводят историки. В одном из сражений он шесть раз выходил на поединок, который назначался перед началом битвы, и сразил шесть человек из самых сильных и смелых героев противника. Когда люди захотели узнать, кто этот великий герой мусульман, то никто не смог этого сделать, потому что он вышел, закрыв свое лицо. Но один из его учеников преследовал его, пока не дошел до определенного места, где узнал в нем своего учителя. Однако он взял с него слово, что тот не расскажет об этом никому, пока он жив. И пока жив был Абдуллах ибн Мубарак, никто не знал, что это именно он был тем героем, который сразил шесть самых смелых и сильных воинов из вражеского войска. Таким образом, если сокрытие себя имеет какое-то значение и какую-то пользу, то нет в этом греха.

И вот этот человек приходит и скрывает себя, то есть он создает такую ситуацию перед сподвижниками, которая приводит их в замешательство и они не могут совместить все это: он не местный, никто его не знает, но в тоже время он в белых чистых одеждах и в таком виде, как будто только что вышел из дома, то есть на нем нет следов путешествия. И каждая деталь этой ситуации противоречит другой и все это для того, чтобы скрыть себя и не дать понять, кто на самом деле пришел к Пророку ﷺ.

Далее он говорит:

حتى جلس إلى النبي صلى الله عليه وسلم

«Он сел напротив Пророка »

То есть появившись внезапно, первое, что он сделал — сразу сел возле Посланника Аллаха ﷺ, и стало понятным, что целью его появления были не какие-то дела, а знания. Но так и не понятно еще для сподвижников до сих пор кто он. Отсюда вывод: тот человек, который осведомлен, что в таком-то месте есть знания, он должен обратить все свои силы, на то, чтобы прийти к этим знаниям и взять их. И в данном хадисе этот человек дает нам урок, то, каким образом мы должны это сделать: он приходит на собрание, где находится Пророк ﷺ и не отвлекается от него, не становится рядом со сподвижниками и не ведет разговоры о мирских делах, нет! Однако он пришел в место знаний и учит их тому, как следует относиться к знаниям, в первую очередь сев возле Пророка ﷺ.

А кто бы из нас не сел возле него ﷺ?  Разве есть мусульманин, который не сделал бы того же, что сделал этот человек? К сожалению, есть сегодня такие мусульмане, которые не сделали бы этого. Как мы можем это понять?  А так, что они сегодня не следуют его ﷺ Сунне, не почитают его, не хотят жить, по его словам, и делам. Тогда как бы они сели возле Пророка ﷺ, как бы они брали от него знания?! Ведь не только во время его жизни брались от него знания, но они берутся и после его смерти. Как сказал один из ученых: «Тот, у кого есть сборник Тирмизи в доме, как будто бы у него в доме сидит Пророкﷺ , повелевая и запрещая». Его Сунна сегодня жива, его знания и наследие не исчезло — все это изучается и распространяется. Но есть ли те люди, которые хотят сесть с Пророком ﷺ и взять от него знания?! Разве кто-нибудь из нас садится каждый день со сборниками Бухари и Муслима, этих великих имамов, которые собрали для нас эту Сунну?!

Однако этот человек сел к Пророку ﷺ, чтобы взять от него знания, и каждый из нас должен посмотреть – делаем ли мы то же самое сегодня с его Сунной, которая жива среди нас?!

Нет сомнения, что это было великое собрание, в котором был Пророк ﷺ, сподвижники и ангел Джибриль, мир ему, который и показывает нам те великие значения и смыслы, те великие столпы и основы, на которых стоит эта религия. И чтобы привлечь особое внимание сподвижников ко всему тому, что должно произойти дальше на этом собрании, ангел Джибриль, мир ему, приходит именно в таком непонятном, таинственном, где-то может быть противоречивом виде. Однако, нет сомнения, что это привело людей к тому, чтобы быть внимательными ко всему, что будет сказано на этом собрании, к тому, что будет происходить в нем. И, как мы видим в последствии, из этого собрания передались не только слова, но, были переданы даже движения этого человека, то как он сел, как положил руки, во что он был одет и что сказал. И это потому, что этому предшествовало то, что привлекло их внимание и сегодня для нас в этом урок.

Когда мы захотим привлечь кого-то к какому-то значению, не надо сразу говорить ему об этом — это неправильно. Надо сначала привлечь его внимание такими способами, которые подобают этому человеку, найдя к нему свой индивидуальный «ключ». Ведь, например, к ребенку один подход; ко взрослому другой подход; к высокообразованному – третий; к предпринимателю — четвертый и т д. То есть, надо так использовать то, что мы знаем об этом человеке и создать ту ситуацию вокруг нас на тот момент, чтобы это привлекло его внимание к тому, что является важным для него, потому, что в этом хадисе будет идти речь только о самом важном в этой религии.

Этот хадис – «Мать Сунны», возвращает к себе всю Сунну Пророка ﷺ, прямо или косвенно, так же, как и весь Коран возвращается к Суре «Аль-Фатиха» — «Матери Писания» прямо или косвенно. Поэтому предисловие к этой беседе было, несомненно, великим, таинственным и удивительным для сподвижников.


Поделиться