Когда наступает пятничное время, в котором не отвергается дуа?


Вопрос № 275:
«Какова награда того, кто первый пришел в мечеть на пятничную молитву? И когда наступает упомянутый в хадисе час пятницы, в который не отвергаются дуа?»

بِسْمِ اللَّهِ الرَّحْمَٰنِ الرَّحِيمِ

Хвала Аллаху Господу миров, мир и благословение нашему любимому Посланнику, его семье и сподвижникам, а также тем, кто последовал по его пути до Судного Дня.

Вопрос состоит из двух частей. Сначала разберем награду того, кто приходит раньше всех на пятничную молитву.

Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, передал, что Пророк ﷺ сказал: «С наступлением пятницы у каждой двери мечети располагаются ангелы, которые записывают приходящих одного за другим. Когда же имам садится на минбар, ангелы сворачивают свои свитки и заходят в мечеть, чтобы послушать слова поминания Аллаха. Человек, пришедший в мечеть заблаговременно, подобен тому, кто принес в жертву верблюда; пришедший позднее подобен тому, кто принес в жертву корову; пришедший еще позднее, подобен тому, кто принес в жертву барана; пришедший еще позднее, подобен тому, кто принес в жертву курицу, а пришедший еще позднее, подобен тому, кто принес в жертву яйцо»[1].

Таким образом, до того момента, как имам поднимается на минбар, ангелы ведут запись, о которой идет речь в этом хадисе. И мы видим, что тому, кто рано приходит в мечеть в пятничный день, причитается огромная награда. С какого момента пятницы ангелы начинают вести учет приходящих в мечеть? С наступления пятничного дня, то есть с восхода солнца.

Здесь может возникнуть такой вопрос. Некоторые мечети закрыты в дневное время, их открывают за полчаса-час до молитвы. Что делать в этом случае?

В такой ситуации есть два выхода:

1.  Если рядом с мечетью есть принадлежащая ей территория, то человеку, пришедшему туда перед пятничной молитвой, будет записана награда, как если бы он зашел в мечеть, даже если сама мечеть закрыта. Бывают на территории мечети беседки, скамейки, где человек может сидеть и поминать Аллаха, читать Коран, совершать молитву, — все это дозволено и ему записывается награда.

2.  Если таких удобных мест на территории мечети нет или погода не позволяет долго находиться на улице, то человеку вовсе не обязательно приходить рано и сидеть на дороге или на пороге мечети под палящим солнцем, проливным дождем или снегом. Заблаговременный приход на пятничную молитву не является обязательным, это дозволенное и желательное действие, поэтому в описанной выше ситуации человек может находиться дома, читать Коран, делать зикр, а в мечеть отправляться к ее открытию, стараясь прийти туда одним из первых. В этом случае по воле Аллаха он получит свою награду.

По поводу часа пятницы, в который дуа не отвергается, некоторые имамы приводят большое количество мнений[2]. Например, Ибн Хаджар приводит сорок два мнения[3]. И на каждое из этих мнений есть свои доводы: какие-то слабые, какие-то хорошие. Все эти мнения можно свести к трем основным.

Первое мнение. Аллах скрыл это время от людей, подобно тому, как Он скрыл «Ляйляту ль-къадр» (ночь предопределения) в Рамадане. Мы не знаем наверняка, какая именно из ночей Рамадана является этой великой ночью. Мы знаем только, что она нечетная, что она одна из десяти последних ночей и что в ней огромное благо, но какая именно это ночь, мы не знаем. Аллах скрыл это от нас, чтобы мы проявляли усердие в каждую из этих ночей. То же самое относится и к часу принятия мольб в день джум’а. Этот час скрыт для того, чтобы человек выделял пятничный день среди других дней своим усердием в поклонении Аллаху и обращении к Нему с мольбами, ведь этот день — праздник для мусульман. В этот день они собираются в мечети на коллективную молитву, слушают хутбу, и другие вещи, которые выделяют пятницу среди всех прочих дней. Ибн аль-Къайим в своей книге «Заду ль-ма’ад» перечисляет тридцать особенностей этого дня. Час, когда принимаются мольбы, является одной из этих особенностей, и он скрыт от нас, чтобы мы проявляли усердие и искали его, то есть обращали мольбы к Аллаху при любой возможности, надеясь, что застанем этот час и наши мольбы будут приняты.

Второе мнение. Это промежуток времени от сидения имама между двумя хутбами до его вставания. Доводом на это является хадис от Абу Мусы аль-Ашари, в котором Пророк ﷺ сказал: «Он (этот час) между тем как сядет имам, до того, как завершится молитва»[4]. Этого мнения придерживаются некоторые ученые[5], и оно тоже является сильным.

Третье мнение. Это время в конце дня джум’а, после ‘асра и до магриба. Его придерживались большинство саляфов[6] и оно является наиболее сильным[7]. В хадисе от Абу Хурейры Пророк ﷺ сказал: «Есть в этот день определенный час, и если раб Аллаха, являющийся мусульманином и совершающий в это время молитву, попросит о чем-нибудь Аллаха Всевышнего, то Он обязательно дарует ему это», — после чего сделал рукой знак, указывая, что этот промежуток времени крайне мал[8].

Час, о котором говорится в хадисе, — это не привычный для нас временной отрезок, состоящий из шестидесяти минут. Это некий небольшой промежуток времени, когда Аллах отвечает на мольбы. В другом предании передается, что Абу Хурейра пошел к ‘Абдуллаху ибн Салляму, да будет доволен ими Аллах, и спросил его, о каком часе говорится в этом хадисе. ‘Абдуллах ибн Саллям ответил ему, что это конец дня. Абу Хурейра удивился: «Но ведь Пророк ﷺ сказал о рабе, совершающем в это время молитву!» — а мы знаем, что после ‘асра нельзя молиться. На что ‘Абдуллах ибн Саллям ответил: «Разве ты не знаешь, что тот, кто ожидает молитву, находится в молитве?»[9] — то есть привел ему довод из Сунны. И это мнение сподвижника ‘Абдуллаха ибн Салляма, которое принял Абу Хурайра[10].

Обратите внимание на то, что Абу Хурайра отправился со своими вопросами к человеку, который раньше был иудеем. Однако он знал больше, чем Абу Хурайра, потому что принял Ислам раньше него, в первые дни после хиджры, тогда как Абу Хурайра принял Ислам за три года до смерти Пророка ﷺ, как минимум на пять лет позднее. Разумеется, ‘Абдуллах ибн Саллям знал о Пророке ﷺ больше, чем Абу Хурайра, поэтому тот и обратился к нему.

И это урок тем людям, которые сегодня не берут знания у человека другой национальности, другого цвета кожи или другого мнения в вопросах фикъха. Это огромная ошибка! Если сподвижник Абу Хурайра брал знания у вчерашнего иудея, принявшего Ислам, то что мешает людям брать знания у тех, кто отличается от них национальностью, цветом кожи или обычаями? Это явное невежество. Можно услышать и такое: «Какие знания об Исламе он может мне дать?! Да он вчера Ислам принял, а я мусульманин с рождения!» Однако самый великий передатчик хадисов Абу Хурайра, через которого до нас дошло более семи тысяч хадисов, — ни от кого столько не дошло! — идет за знаниями к ‘Абдуллаху ибн Салляму. Он не говорит: «Как я буду брать знания у человека, который вчера придерживался другой религии, да еще и неараба?!» Напротив, сподвижники не обращали на это внимания. Если человек обладал знаниями, то они брали у него знания. И в рассматриваемом хадисе содержится прямое указание на это.

Как мы уже упомянули, мнение о том, что данный час перед заходом солнца наиболее сильное из трех перечисленных, и довод на него пришел в достоверном сборнике имама аль-Бухари, а также в истории сподвижников ‘Абдуллаха ибн Салляма и Абу Хурайры, да будет доволен ими Аллах.

А Аллаху известно лучше.

Абу Ислам аш-Шаркаси
Эр-Рияд, Саудовская Аравия
17 Ша’бан 1441 г. (10.04.2020)


[1] Сахих аль-Бухари, хадис от Абу Хурайры под № 929; Сахих Муслима, хадис № 850.

[2] Зад аль-Ма’ад Ибн аль-Къайима, т. 1, с. 388.

[3] Фатх аль-Бари Ибн Хаджара, т. 2, с. 416.

[4] Сахих Муслима, хадис от Абу Мусы аль-Аш’ари под № 853.

[5] Это мнение Ибн аль-‘Араби (см. Ахкам аль-Къуран, т. 3, с. 174), аль-Байхакъи (см. Фатх аль-Бари, т. 2, с. 421), аль-Къуртуби (см. аль-Муфхим, т. 2, с. 493-494), ан-Науауи (см. аль-Маджму’, т. 4, с. 549), Ибн ‘Абидин (см. Хашия, т. 2, с. 164).

[6] См. Зад аль-Ма’ад Ибн аль-Къайима, т. 1, с. 394.

[7] Это мнение Ахмада (см. Кашшаф аль-Къина’ аль-Бухути, т. 2, с. 44), Исхакъа, Ибн Абд аль-Барра, и многих других имамов (см. Фатх аль-Бари, т. 2, с. 421-422), также его выбрали Ибн аль-Къайим (см. Зад аль-Ма’ад, т. 1, с. 189-190) и аль-Хаджауи (см. аль-Икъна’, т. 1, с. 197).

[8] Сахих аль-Бухари, хадис от Абу Хурайры под № 935; Сахих Муслима, хадис № 852.

[9] Муснад Ахмада, т. 39, с. 202.

[10] Ат-Тамхид Ибн ‘Абд аль-Барра, т. 19, с. 24.


Поделиться